Русский язык в медиапространстве XIX века

ХРОНИКИ

Московские вывѣски

Окончу свои замѣтки и год двумя анекдотами: один мил и весел; другой болѣе серьёзен и вызывает на нѣкоторыя размышления.

«Не так давно московская полицiя обратила вниманiе на безграмотность московских вывѣсок и приняла мѣры к исправленiю их по правилам грамматики и логики. Но это дѣло оказалось не столь легким, каким оно кажется на первый взгляд. Немедленно по принятiи сказанных мѣр, и грамматика и логика обнаружили множество спорных пунктов. Пристав Пречистенской части замѣтил, что, ввѣренные его попеченiям, обыватели пишут на вывѣсках: бѣлошвейное заведенiе, красильное заведенiе, столярное заведенiе и проч. Ему показалось странным, что слово заведенiе вездѣ пишется через е, тогда как слово «свѣдѣнiе» пишется через ѣ. Он разослал повѣстки, приглашая обывателей перемалевать букву е в букву ѣ, что многiе и исполнили. Но как-то случилось, что хозяин одного бѣлошвейнаго заведенiя воспротивился и рѣшительно заявил, что никогда не промѣняет букву е на букву ѣ. Полицiя убеждала его к повиновенiю, доказывая, что слово заведенiе происходит по прямой линiи от славянского глагола вѣдѣти. Убежденiя не подѣйствовали, хозяин бѣлошвейнаго заведенiя указал на проект своей вывѣски, утвержденной обор-полицмейстером, где слово заведенiе было одобрено писать через букву е. Он доказывал, что это слово нужно производить не от слова вѣдѣти, а от глагола – водить, заводить; но полицiя настаивала на своем. Принуждены были обратиться к обер-полицмейстеру, который выдал памятный листок с приказанiем не преслѣдовать букву е в словѣ заведенiе и впредь не производить этого слова от глагола вѣдѣти, так-как оно, несомненно, происходит от корня вод. – водить». (Современные замѣтки. — Отечественные записки. 1886. № 12. С. 414-415)

Мисс Мартино в Сѣверной Америкѣ.

Статья I.

Мисс Герріет Мартино в новом своем сочиненіи, вышедшем в свѣт под заглавіем: “Sосіеtу іn North America”, изображает нам настоящее положеніе Сѣверо-Американскаго общества, слѣдуя впечатлѣніям, которыя собрала она в продолженіе своего проѣзда чрез большую часть владѣній Соединенных Штатов. <…> Послѣднее сочиненіе ея поучительно, и поучительно вдвойнѣ, потому что сочинительница, — как она сама признается, — предприняла это путешествіе в намѣреніи вблизи подивиться демократическим учрежденіям Америки, которыя она, в заблужденіи своем, считала идеалом государственнаго устройства, и потом, желая остаться вѣрною истинѣ и нравственному чувству, принуждена была возстать против испорченности и разврата Американскаго Общества. Сердце ея исполнено сочувствія к страждущим; она с благородным жаром принимает сторону утѣсняемых и ревностно возстает противу зла и злоумышленников. При этом видны в ней большая наблюдательность и остроуміе, — послѣднее даже в излишествѣ; — словом, книга ея может назваться одним из лучших сочиненій, которыя знакомят нас с положеніем общества в Сѣверо-Американских Соединенных Штатах.

Кто желает видѣть существенные недостатки политическаго устройства Соединенных Штатов, кто хочет знать, как там безчисленная толпа, так называемых, патріотов дѣйствует единственно по влеченію собственных страстей и из выгод самаго низкаго корыстолюбія,— тот пусть послушает Мисс Мартино. От нея узнает он, с каким подобострастіем каждый ищущій мѣста должен там подклоняться мнѣніям и предубѣжденіям своих избирателей, совершенно отказываясь от собственнаго своего убѣжденія. Вот что при этом случаѣ разсказывает Мисс Мартино: „Весьма естественно, что тот, кто желает имѣть на своей сторонѣ большинство голосов в каком нибудь округѣ, должен в главных предметах согласоваться с мнѣніем этого большинства. Но здѣсь дошло теперь уже до того, что кандидат должен давать рѣшительное обѣщаніе — утверждать или отвергать, стоять за правду или лгать, говорить или молчать — единственно по волѣ большинства своих избирателей. Это имѣет слѣдствіем то, что самые честные и умные люди или вовсе не могут домогаться должностей, или же бывают побѣждаемы противниками, имѣющими менѣе твердости характера и совѣстливости. Послѣдніе, получив мѣсто, употребляют власть, сопряженную с их должностію, для достиженія собственной какой нибудь цѣли, и, таким образом примѣром своим ивліяніем, которое имѣют они на своих земляков, необходимо содѣйствуют совершенному истребленію всякой политической нравственности. Я часто слышала политическіе разговоры между путешествующими Американцами, но не скоро научилась понимать их. Вот обращик такого разговора: А. при извѣстном каком нибудь случаѣ подал такое-то мнѣніе. Спрашивается, для чего? — Для того, чтобы обязать тѣм В., так как вліяніе В. может быть полезно в извѣстном обстоятельствѣ С., который с своей стороны уже давно оказал нѣкоторыя услуги или самому А. или его сыну, племяннику и т. д. Такія побудительныя причины, произтекающія из своекорыстных разсчетов, полагаются в основаніе каждому политическому мнѣнію и вообще всему, что говорится или дѣлается публично. Чтобы кто нибудь мог подать мнѣніе единственно по собственному убѣжденію, без всяких посторонних видов, — об этом здѣсь и не думают. Я говорила о моем удивленіи такому эгоизму нѣкоторым Американцам, отправлявшим разныя должности, или искавшим мѣст; но они от чистаго сердца смѣялись над моею простотою. Это совершенно поразило меня, — и что же может быть для души убійственнѣе зрѣлища страны, гдѣ не существует вѣры в добродѣтель? <…>

Послушаем теперь, что говорит Мисс Мартино об общественном мнѣніи Государства, в котором существует полная свобода книгопечатанія. „Один и тот же писатель, живущій в Вашингтонѣ, пишет статьи о членах Конгресса и о политикѣ центральнаго управленія; потом разсылает эти статьи во всѣ углы Соединенных Штатов для напечатанія их в областных газетах, и наконец перепечатывает их в газетѣ, выходящей в Вашингтонѣ, гдѣ онѣ естественным образом должны быть принимаемы за общественное мнѣніе всѣх областей и округов Соединенных Штатов. Не думайте, впрочем, чтобы этот пошлый маневр был тайною для здѣшних граждан. Каждый очень хорошо знает, что газеты выходящія в южных областях Союза совершенно умалчивают о многих произшествіях, не желая или не смѣя говорить о них, потому что никакой закон, никакая гражданская власть не может здѣсь защитить издателя от невѣжественнаго самоволія толпы. Я могу разсказать множество непостижимых несправедливостей, которыя почти ежедневно случаются в южных областях и о которых однакоже газеты не сказали ни слова. Вскорѣ послѣ моего сюда пріѣзда, здѣсь были сожжены без всякаго суда два иностранца, которых, вѣроятно, приняли за аболиціонистов, и ни одна газета не сообщила этого произшествія публикѣ; нѣсколько мѣсяцев уже послѣ того, прочла я в одной Сѣверной газетѣ двѣ строки, в которых упоминается об этом злодѣяніи, как о каком-то невѣрном слухѣ». —Словом, книгопечатаніе в Америкѣ, не смотря на мнимую свою свободу, подвержено самой жестокой тираніи. Тиранія эта тѣм ужаснѣе, что раздѣлена между многими лицами; по этому она, можно сказать, ежеминутна и вездѣсуща и не позволяет свободно объявить ни одного мнѣнія противнаго ея выгодам. <…>

С справедливым негодованіем говорит Мисс Мартино о возмутительной необузданности, о своевольных, насильственных поступках, все чаще и чаще случающихся в городах и селеніях Америки и производимых не одним только низшим классом народонаселенія. Нерѣдко при этом совершаются самыя ужасныя злодѣянія, но виновные остаются ненаказанными и смѣются над законом, который имѣет здѣсь силу только над одними рабами. „Произшествія послѣдних лѣт показали свѣту, в каком жалком положеніи находится гражданская нравственность во многих мѣстах Сѣверной Америки и особенно в южных областях ея; как мало уважаются там законы, правила религіи и человѣколюбія. Возмущеніе в Нью-Іоркѣ и Бостонѣ по случаю аболиціоннаго вопроса, сожженіе Чарльстонскаго дѣвичьяго монастыря и почтоваго заведенія, нападеніе на Банк Балтиморскій, умерщвленіе в Виксбургѣ миссіонеров, сожженіе в Сент-Луи Негров, буйственные поступки воспитанников тамошней Marion College и наконец безпрерывные мятежи в Цинциннати по случаю аболиціи — вот ряд ужаснѣйших преступленій и самых безчеловѣчных дѣяній. Пусть теперь спросят, кто был виновником всего этого? Кто воздвиг костры для сожженія жертв человѣческих? Кто поставил висѣлицы для двадцати человѣк безвинных сограждан? Кто преслѣдовал в полночь несчастных монахинь, едва успѣвших спасти жизнь от пламени, который истребил их тихую обитель? Кто были эти чудовища, эти безчеловѣчные дикари, не показавшіе ни чувств, ни образованія, ни человѣколюбія?» Отвѣт, к несчастію, слишком печален для человѣчества. Эти чудовища были — люди почетнѣйших сословій, джентельмены, самая благородная, самая благовоспитанная часть народонаселенія. Чего же послѣ этого можно ожидать от черни? Какая участь предстоит в будущем обществу, позволяющему безнаказанно совершать такія злодѣянія?……. С Нѣм. — Д. (Санкт-Петербургские ведомости. 17 сентября 1837 г. №209. С.943-944).

Лекарство от скуки

Всѣ Лондонскiе журналы объявляют о весьма странном заведенiи. Нѣкто Иосиф Жекиль, бывшiй часто свидѣтелем скуки, которую испытывают аристократическiя особы и лорды-джельтельмены < Sic! > в домашнем кругу своем, и особенно в деревнѣ, рѣшился помочь бѣдѣ новым, весьма замысловатым средством. Он полагает, что скука есть главный источник Англiйскаго сплина (хандры), а сплин начало почти всѣх самоубiйств и сплетней. В деревнѣ, говорит он, не всегда весело посѣщать сосѣдей, и слушать их разсказы о сѣнокосѣ и винтѣ, о псарнѣ и своей роднѣ. Охота тоже надоѣст. Чтенiе книг наводит сон. Чѣм же прогнать скуку? Обществом веселым и разговорчивым. Но гдѣ взять такое общество? – А! вот в этом-то и штука. И так он основал в Спринг-Гарденѣ живую, ходячую библiотеку, то есть он берется доставлять своим абонентам гостей – в извѣстном количествѣ и за самую умѣренную цѣну. За полный годовой абонимент, подписчики платят тридцать гиней, и получают четверых гостей, которых имѣют право обмѣнивать каждую недѣлю. За полугодовую подписку, отпускаются только два гостя; мѣнять их можно в двѣ недѣли раз. Из приложеннаго к объявленiю каталога видно, что библiотека Жекиля состоит из шестисот шестнадцати экземпляров гостей, хорошо переплетенных, т.е. щегольски одѣтых, и готовых, по первому требованiю, ѣхать, хоть за тридевять земель в тридесятое царство. Между экземплярами, поименованными в каталогѣ, находятся: три бывшiе Шотландскiе пера, важные, толстые и весьма презентабельные, семь таковых же Ирландских, и с декорацiями. Пятнадцать баронетов, разорившихся на обѣды и танцовщиц. Тридцать джентльменов, промотавшiх имѣнiе за границею. Шестьдесят три франта в усах, прапорщики в отставкѣ; в дѣлѣ не были, но к дѣлу пригодны. Тридцать шесть промышленников, убивших деньги на пары и гасы: люди с духом и просвѣщенiем. Сорок семь игроков, имѣвших кареты и четверни, но все спустивших на четверках и дамах. Одиннадцать банкиров, которым не удалось банкрутство. Двадцать девять хлопальщиков, которых актрисы и авторы отказались содержать. Девяносто шесть лордов не служивших, затѣм, что в службѣ пользы не находят. Восемнадцать поэтов, которых не читают. Семьдесят два артиста-аматера: почти всѣ играют на скрипкѣ. Двадцать шесть отставных актеров, бывших полезностями (utilités) театров, и оказавшихся безполезными. Тринадцать агрономов, у которых, по новѣйшим методам, девять лѣт был неурожай. Десять фабрикантов, переходивших с свекловичнаго сахара на картофельную муку, с муки на патоку, и остановившихся на асфальтовых тротуарах. И наконец сто тридцать дѣвиц (от 37-ми до 43-х лѣт), вдов и почтенных дам, занимающихся литературным рукодѣльем. – Всѣ сiи гости играют в разныя коммерческiя игры, разумѣется, с выгодою для их противников и без проигрыша. Они танцуют с грасами и без грас. Говорить могут без отдыха. Объясняются, как по писанному. Всѣ рассказывают свои подвиги, которых не свершали, путешествiя, которых не дѣлали, успѣхи, которых не имѣли, с большею или меньшею прелестiю и краснорѣчiем. В случаѣ нужды, нѣкоторые могут и присочинить кое-что: всѣ они, по большей части, импровизаторы. Аппетит имѣют благословенный. Каждый подписчик обязан давать им завтрак, обѣд и ужин, ежедневно. На вина они не разборчивы, но пуншт необходим. Если какой нибудь гость не понравится хозяину, он может тотчас же отправить его назад, отмѣтив в каталогѣ другаго, который будет выслан с первою почтою. NB. Деньги вносят вперед. Глухо-нѣмые силуэтисты, записные охотники до дичи и джентльмены, умѣющiе разсказывать о Парижѣ и свойствах его, отпускаются безденежно, сверх комплекта. Society-office, Spring-Garden, Joseph Jekill. (Северная пчела. 2 января 1839. №1. С.1-2).

Пробковый спасительный матрац

Каждый из нас замѣчал на пароходах и кораблях, отправляющихся в дальнее плаваніе, клеенчатые кружки, висящіе обыкновенно на мостиках. — Это так называемые Лайф-презерверы — предохранители жизни, или спасительные матрацы; матрацы эти дѣлаются из мелко рубленной пробки, зашитой в клеенку или гуттаперчу. Вмѣсто пробки употребляют также конскій волос. Изображонный на вашем рисункѣ спасительный матрац изобрѣтен адмиралом Ридером и принят русским флотом. Спасительный матрац Ридера, наполненный 10 фунтами измѣльчонной пробки, может поднимать на водѣ тяжесть в 60 фунтов, так что три человѣка могут свободно держаться за него с головою поверх воды, зацѣпившись за такой матрац, но не стараясь, при этом, вскарабкаться на него. Подъемная сила такого лайф-презервера для одного человѣка достаточно велика, так что он может держаться над водою по самую грудь, которая должна быть расположена посрединѣ матраца. Если нѣсколько человѣк упали в воду одновременно, или бросились в морѣ, спасаясь с погибающаго корабля, и если при этом в морѣ брошено было нѣсколько лайф-презерверов, то они, соединивши их вмѣсте, могут держаться на водѣ группами, стараясь при этом не погружать глубоко в воду матраца, а раненых людей располагать в срединѣ, чтобы они, движеніями своими, не нарушили равновѣсія матраца и не заставили бы захлебнуться водою тѣх, кто держится за оконечности спасительнаго прибора. (Пробковый спасительный матрац // Всемирная иллюстрация. 1871. №155. С.395).

картофельный сахар

В нѣкоторых Французских журналах за 1828 и 1829 годы сообщено было извѣстіе, что Г. Моллера, хозяин фабрики химических произведеній в Пуйльи на Сaонѣ, успѣл получить сухой картофельной сахар в кристаллах подобных бѣлому, самому чистому леденцу. Пожелаем ему щастливых успѣхов; ибо сіе открытіе важно и в отношеніи к винокуренію и во многих других отношеніях. И у нас в Россіи находится одна (а можетъ быть и болѣе) фабрика картофельнаго сахара; но она  доставляет в продажу только сыропы. (Северный Муравей. Иностранные известия. 1830. №3. С. 19.)

Лыжно-парусный спорт

В знаменитой полярной экспедицiи «На лыжах чрез Гренландiю» д-р Нансен впервые примѣнил парус для быстраго передвиженiя на лыжах по снѣгу и в настоящее время на родинѣ лыжнаго спорта – в Норвегiи и Швецiи – лыжебѣжцы начали также пользоваться парусом для маневрированiя на снѣжной поверхности, при чем производят всевозможныя яхтенныя эволюцiи, напр., лавировку (катиться на лыжах под боковым вѣтром) и пр. Лыжебѣжец, летящiй на парусах со скоростью поѣзда по занесенным снѣгом полям, лугам, степям, озерам и рѣкам, испытывает, дѣйствительно, дивныя ощущенiя. Для лыжно-паруснаго спорта пригодны лишь норвежскiя бѣговыя лыжи-скороходы, а также телемаркенскiя охотничьи спецiальнаго типа, снабженныя обязательно усовершенствованными норвежскими пяточными ремнями с механической регуляцiей. Без означенных ремней невозможно направлять (перекидывать) лыжи при лавировкѣ и дрейфѣ, так как пятка ноги, лишенная точки опоры, свободно выступает из лыжной колодки и в подобных случаях лыжебѣжец неминуемо падает. Для быстрой остановки летящаго на парусах лыжебѣжца слѣдует отпускать парус по вѣтру. Парус для лыжебѣжцев изготовляется спецiальнаго покроя, легко- разборнаго типа. При наступившем штилѣ (безвѣтрiи) лыжебѣжец быстро снимает с паруса бамбуковую оснастку, свертывает парус в трубочку и, свободно накинув убранный таким образом парус за плечо, гдѣ он нисколько не мѣшает движенiям – продолжает свой путь на лыжах, при чем бамбуковая оснастка паруса замѣняет лыжебѣжцу в пути лыжныя палки. Оснастка лыжнаго паруса должна быть обязательно бамбуковой, в виду чрезвычайной легкости и замѣчательной прочности японскаго бамбука, имѣющаго кольцеобразные выступы (колѣна), которые представляют прекрасную опору для рук. Оснастка из других пород дерева слишком непрочна для напора вѣтра, а вмѣстѣ с тѣм тяжеловѣсна и обременительна для лыжебѣжца. Хотя Россiя и считается страною с сѣверным климатом, гдѣ зима, при обилiи снѣга, длится болѣе полугода, лыжный спорт во всѣх его видах был долгое время у нас мало извѣстен. Лишь последнiе годы наша публика живо заинтересовалась до того совершенно забытым лыжным спортом – нацiональным спортом наших сѣверных сосѣдей – норвежцев и шведов. (Новое время. 18 января 1897. №7505. С.11).

о слове кофе

Обычная орϴографія: кофе — ни на чем не основана, и несклоняемость слова до крайности неудобна в нашем языкѣ. В это слово буква о попала с латинскаго соffеа, а в остальных языках здѣсь а ; по польски кава , по арабски тоже кава , по персидски каво, по турецки каве, по нѣмецки caffee, по французски café, по итальянски caffe, по шведски caffe, и только по английски соfее. Наконец абиссинская провинція, признаваемая родиною кофея, называется Каффа. Тѣм болѣе непонятна неизмѣняемость окончанія этого слова, что русский язык вообще с иностранными словами не любит  церемониться и довольно удобно пригибает их окончанiя на свой лад. (Вокруг света. 1861. №1. С. 157)

ЕСТЬ СЛУХИ…

Есть слухи, что в С. Петербургѣ замышляют частные люди при Компаніи, из коих одна займется проведеніем Невской воды в домы, подобно тому как сдѣлано в нѣкоторых знатнѣйших городах Европы; вторая учрежденіем общественных прачешных заведеній, для паровой стирки бѣлья; и третья учрежденіем пекарен с механическими квашнями. Кто душевно не пожелает в сих предпріятіях щастливѣйших успѣхов? Всѣ упомянутые предметы чрезвычайно важны, по великой пользѣ своей для общежитія, особенно в больших городах и обширных общественных заведеніях. Трубы могут доставлять чистую Невскую воду несравненно дешевле, нежели водовозы и дворники, и при том доставлять во всякое время и в каком угодно количествѣ; паровая стирка бѣлья не требует совсѣм ручной работы, сберегает мыло, не рвет бѣлья как обыкновенная ручная стирка, колоченіе и крученіе, и чистит его несравненно лучше и дешевле; механическія квашни драгоцѣнны по опрятности, ибо руки пекарей не касаются в них тѣста до тѣх пор когда надобно валять хлѣбы; самое тѣсто промѣшивается лучше и выходит нѣжнѣе и вкуснѣе. (Северный Муравей. Внутренние известия. 1830. №7. С. 49-50.)

Современные замѣтки

Я могу в настоящiй раз сообщить еще два прiятных извѣстiя касательно просвѣщенiя… доказательство любви к просвѣщенiю представляет и одна мѣстность Шенкурскаго уѣзда. Крестьяне двух деревень этого уѣзда пожелали обучать своих дѣтей грамотѣ, но школа от них далеко, устроивать школу у себя – дорого. «И вот они устроили в своих деревнях подвижную школу, которая состоит в том, что не имѣя постояннаго помѣщенiя, она открывается поочередно в домах обывателей деревни». В каждом домѣ школа (с учителем и учениками, учитель на хозяйском содержанiи) остается около недѣли. Это, конечно, очень неудобно, — так школы не могут и не должны бы существовать; но, конечно, лучше хоть так существовать, чѣм совсѣм не существовать. Шенкурская школа существует так уже второй год. В ней обучается 8 человѣк дѣтей обоего пола, и «отцы и матери не нарадуются, что дѣти их с успѣхом учатся грамотѣ».  (Современные замѣтки. — Отечественные записки. 1886. № 12. С. 414)

Оффиціальная газета в Китаѣ

Как и всѣ китайскія книги, газета печатается на очень тонкой бумагѣ — такой же тонкой, как бумага, из которой у нас дѣлаются капсюли для папиросок. Ширина листа газеты не болѣе 1/4  аршина; но длина может быть в нѣсколько сажен. Каждый №, как бы ни было велико его содержаніе , помѣщается на одном листѣ, и только на одной сторонѣ этого листа; другая сторона остается чистою, и потому, что бумага очень тонка и печать проходит на другую сторону листа, и для того, чтоб по прочтеніи газета могла roдиться для оклейки стѣн, чистой стороной наружу. Для того, чтоб прочитанная газета могла быть употреблена в новое дѣло, склеивают вмѣстѣ нѣсколько таких листов газеты и тогда, уже как толстая бумага, она может идти для монгольских книг. Может быть, китайцы печатают только на одной сторонѣ листа во избѣжаніе скуки перевертывать газету во время чтенія.

Текст газеты разбивается на столбцы, которые отдѣляются один от другаго не чертою, как это дѣлается у нас, но пробѣлом, который удобно складывать. — По этим пробѣлам газета может быть сложена в видѣ вѣера и принимает вмѣстѣ с тѣмъ форму книги, очень удобную для чтенія одному человѣку. Если же будет много жаждущих чтенія одного и того же листа, что случается в публичных собраніях, или в большом семействѣ, то газета во всю длину кладется на стол или на колѣни особ, сидящих на диванѣ, и тогда хоть двадцать человѣк могут пользоваться такой бумажной лентой в нѣсколько сажен в одно и тоже время. Наши газеты не имѣют этого удобства. Спосoб чтенія газет у китайцев дает возможность узнавать новости всѣм присутствующим в одно время, избавляя всякаго от скуки ждать своей очереди. (Вокруг света. Т.1, №3. 1861 С. 106-107.)

Как и всѣ китайскія книги, газета печатается на очень тонкой бумагѣ — такой же тонкой, как бумага, из которой у нас дѣлаются капсюли для папиросок. Ширина листа газеты не болѣе 1/4  аршина; но длина может быть в нѣсколько сажен. Каждый №, как бы ни было велико его содержаніе , помѣщается на одном листѣ, и только на одной сторонѣ этого листа; другая сторона остается чистою, и потому, что бумага очень тонка и печать проходит на другую сторону листа, и для того, чтоб по прочтеніи газета могла roдиться для оклейки стѣн, чистой стороной наружу. Для того, чтоб прочитанная газета могла быть употреблена в новое дѣло, склеивают вмѣстѣ нѣсколько таких листов газеты и тогда, уже как толстая бумага, она может идти для монгольских книг. Может быть, китайцы печатают только на одной сторонѣ листа во избѣжаніе скуки перевертывать газету во время чтенія.

Текст газеты разбивается на столбцы, которые отдѣляются один от другаго не чертою, как это дѣлается у нас, но пробѣлом, который удобно складывать. — По этим пробѣлам газета может быть сложена в видѣ вѣера и принимает вмѣстѣ с тѣмъ форму книги, очень удобную для чтенія одному человѣку. Если же будет много жаждущих чтенія одного и того же листа, что случается в публичных собраніях, или в большом семействѣ, то газета во всю длину кладется на стол или на колѣни особ, сидящих на диванѣ, и тогда хоть двадцать человѣк могут пользоваться такой бумажной лентой в нѣсколько сажен в одно и тоже время. Наши газеты не имѣют этого удобства. Спосoб чтенія газет у китайцев дает возможность узнавать новости всѣм присутствующим в одно время, избавляя всякаго от скуки ждать своей очереди. (Вокруг света. Т.1, №3. 1861 С. 106-107.)

Прозрачное или янтарное мыло

Нынѣ в большой модѣ, и у нас и во Франціи, прозрачное мыло; его продают дорогою цѣною, хотя по существу состава своего оно должно бы продаваться дешевле простаго бѣлаго мыла. Весь секрет приготовленія его основан на разтворимости мыла, при помощи нагрѣванія, в винномъ спиртѣ. Вот как легко можно приготовить его.

Надобно взять чистое бѣлое мыло и, разрѣзав его на тонкія пластиночки, высушить и превратить в порошок; по том взять сего порошку два с половиною фунта, всыпать его в чистую кострюлю (или металлическую и стеклянную чашку); вставить сію кострюлю в котел или горшок с нагрѣваемою водою, но так чтобы сей жидкости в нее ни сколько не попало; влитъ потом два штофа [2/10 ведра] виннаго спирта в 56˚ и нагрѣвать слегка, помѣшивая мыло со спиртом стеклянною или чистою деревянною палочкою, доколѣ оно все не разтворится, а потом вылить разтвор в приготовленныя для мыла формы. Чрез охлажденіе, из него получится просвѣчивающая масса, называемая прозрачным мылом. Брусочки таковаго мыла усыхают на треть величины своей, теряя значительную часть виннаго спирта. Ежели их сушить в запертых сосудах, то можно получить обратно большую часть спирта. Можно дѣлать таковое мыло душистым, разтворяя в спиртѣ благовонныя масла.  (Северный Муравей. 1830. №1. С. 7.)

Сберегательная касса

По желанiю Королевы Виртембергской учредится в Виртембергских Владѣнiях так называемая Сберегательная касса. Кромѣ двенадцати избранных от Ея Величества Старшин, коим поручится управленiе и надзор за малыми суммами, вносимыми в сiю кассу от жителей скуднаго состоянiя, опредѣлятся еще три Коммиссара от Главнаго Управленiя благотворительнаго общества. Бѣдный, отдающiй каждый мѣсяц хотя по одному гульдену на сбереженiе в сiю кассу, прiобрѣтет таким образом чрез десять лѣт 120, а с процентами 155 гульденов. В кассу сiю положено принимать не меньше одного и не болѣе ста гульденов. (Санкт-Петербургские ведомости. 1818. №47. С.526)

Во исполненiе Высочайшаго Его Императорскаго Величества Указа, даннаго Правительствующему Сенату в 30-й день Октября 1841 года, с 1-го Марта текущаго 1842 года открыто дѣйствiе Сберегательной Кассы, при С.Петербургской Сохранной Казнѣ учрежденной, на правилах, изложенных в Высочайше утвержденном того же 30-го Октября Уставѣ Сберегательных Касс в Россiи.

1) Сберегательная Касса учреждается для прiема небольших сумм на сохраненiе, с приращенiем процентов, для доставленiе чрез то, недостаточным всякаго званiя людям, средства к сбереженiю, вѣрным и выгодным образом, малых остатков от расходов, в запас на будущiя надобности.

2) Суммы, вносимыя в Сберегательную Кассу не подвергаются секвестру ни за казенныя, ни за частныя взысканiя, и за цѣлость их отвѣтствует Сохранная Казна собственными своими капиталами.

3) Дѣлопроизводство Сберегательной Кассы освобождается от употребленiя гербовой бумаги.

4) Для прiема и возврата вкладов назначается один день в недѣлю, а именно Воскресный (исключая Св.Пасхи, Пятидесятницы, также Рождества Христова, Новаго Года и других двунадесятых праздников, если они прiйдутся в Воскресный день), от девяти часов утра до двух часов по полудни.

5) Вклады принимаются от одного лица не менѣе 50-ти коп.серебром и не свыше 10-ти рублей серебром в один раз; вся же сумма вкладов, одному лицу принадлежащих, не должна превышать до 300 рублей серебром.

6) В удостовѣренiе принятой от вкладчика суммы, выдается из Сберегательной Кассы книжка, составленная из нѣскольких листов особо приготовленной бумаги, с внутренними знаками, и имѣющая печатный нумер и штемпель Сберегательной Кассы. На послѣдних страницах сей книжки напечатана выписка из постановленiй Сберегательной Кассы и таблица причитающихся на всякую сумму (до 300 рублей включительно) за извѣстное время процентов.

7) От вносящаго в первый раз деньги отбираются показанiе об имени, отчествѣ, фамилiи или прозванiи вкладчика, званiи, лѣтах и мѣстѣ рожденiя, которое записывается на особо приготовленном для того листѣ, и скрѣпляется чиновником, отбиравшим оное.

8) В то же время вкладчик отдает деньги Кассиру, который, записав принятую сумму в приход, показанiе передает Бухгалтеру, вмѣстѣ с книжкою, в которую должны быть вписаны имя и фамилiя вкладчика, день вноса цифрами, а внесенная сумма прописью; вкладчику же выдает контрмарку, с означенiем нумера книжки и имени вкладчика.

9) При послѣдующих вносах, вкладчик предъявляет выданную ему книжку Кассиру, вмѣстѣ с вносимыми деньгами, по прiеме коих выдается ему контрмарка, и в дальнѣйшем ходѣ поступается по вышеизъясненному порядку.

10) Вносимыя в Сберегательную Кассу суммы приносят по четыре процента в год, начиная с 1-го числа послѣдующаго за взносом мѣсяца.

11) Проценты сiи исчисляются на всякую внесенную сумму по день возврата капитала, за полные прошедшiе мѣсяцы; но, при удовлетворенiи вкладчиков, дробь менѣе копѣйки отсѣкается.

12) Проценты причисляются к капиталу по прошествіи года, и на оные вновь исчисляіются проценты.

13) При истребованіи всего внесеннаго капитала, или части онаго, выдаются вмѣстѣ и проценты, на требуемую сумму причитающіеся.

14) Желающіе взять обратно весь капитал, или часть онаго, объявляют о том, словесно, бухгалтеру, который, приняв от него книжку, записав количество требуемой суммы, выдает приносителю контрмарку, с означеніем в оной имени и фамиліи вкладчика и нумера книжки, и за тѣм приступает к сдѣланію счета процентов и надлежащим отмѣткам по счетам.

15) В книжку записывается прописью требуемая сумма с причитающимися процентами, которая потом передается Кассиру.

16) Кассир, записав показанную в книжкѣ сумму в расход, производит выдачу оной предъявителю контрмарки, с возвращеніем ему и книжки.

17) Если возвращается сполна вся внесенная сумма, то книжка перечеркивается крестообразно по страницамъ, и оставляется в Кассѣ.

18) Как возврат капитала производится немедленно предъявителю книжки, то Сберегательная Касса не отвѣтствует за выдачу денег, если бы книжка предъявлена была не тѣм лицем, которому она принадлежитъ.

19) В случаѣ потери кѣм либо книжки, он объявляет о том в Сберегательной Кассѣ, и если по справкѣ окажется, что та книжка не была предъявлена для полученія денег, в таком случаѣ дѣлается надлежащая отмѣтка по книгам Кассы.

20) Ежели в теченіе четырех мѣсяцов со дня объявленія о потерѣ книжки, она предъявлена не будет в Кассу, то записанный по оной капитал, с процентами, выдается объявившему о потерѣ книжки.

21) Но ежели, в теченiе этого срока, кто либо предъявит в Кассу ту книжку для полученiя денег, в таком случаѣ опредѣленiе права на принадлежность книжки предъявителю или объявившему об утратѣ оной, предоставляется полицейскому или судебному разбирательству. (А.В.) (Северная пчела. 1842. №49. С.43-44)

В наше, можно сказать, счастливое художественными талантами время

В наше, можно сказать, счастливое художественными талантами время, Архитектура едва ли не преимуществует произведеніями. Не говорим уже о памятниках Петербурга, гдѣ в короткое время возросло столько публичных зданій; разнаго достоинства, правда, но не менѣе того важныхъ по матеріяльной цѣнности и назначенію. – Оглянемся. Давно ли построена церковъ Спаса в Преображенском? Троицкій Собор, в Измаиловском полку? В 1835 году окончен Собор Воскресенія в Смольном, превосходный памятник зодчества времен Графа Растрелли, сохранившій почти всю наружность по проекту геніяльнаго своего творца; в Казанском Соборѣ воздвигнут великолѣпный иконостас, о коем мы имѣли случай говорить в прошлом году и приложили с него очерк. Евангелическая церковь Св. Петра, которая вѣроятно в этомъ году совершенно будет окончена с симметрическими домами и дом Голландской церкви украсили наш Невскій проспект; у Калинкина моста воздвигнута церковь Св. Великомученицы Екатерины; Русскіе ее любят отмѣнно по Византійскому характеру ея архитектуры; мы приступили уже к гравированію сей церкви, и вскорѣ надѣемся приложить с нея очерк к нашей газетѣ. В Царском Селѣ и Петергофѣ строятся церкви, которыя вѣроятно будут достойны своего времени. Наконец медленно подъемлется Собор, назначенный быть памятником о рожденіи Величайшаго из людей и Государей, Петра Великаго; мы говорим о Соборѣ Исаакія Дальматскаго, с коим Исторія соединила множество великих воспоминаній.

По части общественных зданій недавно окончен Сенат и Синод, а на Пулковской горѣ строится Обсерваторія, о коей вскорѣ постараемся сообщить читателям подробныя свѣдѣнія и увѣдомить их об окончаніи сего во всѣх отношеніях важнаго зданія. В Павловскѣ построен весьма красивый Воксал для любителей ѣздить паромъ; описаніе, если окажется нужным, отлагаем до весенней хорошей погоды. Петербургскіе театры всѣ три представляются нам вновѣ: Александринскій, построенный вновь  – Михайловскій, утѣшеніе театральных любителей и урок для дальнѣйших построек в сем родѣ, устроенный с таким искусством и экономіей в данных стѣнах, и Большой, о коем мы во 1 листкѣ сего года сообщили нѣкоторыя свѣдѣнія.  – Колонна во славу и вѣчную память в Бозѣ почивающаго Александра Благословеннаго; по всей Россіи ставятся памятники о 1812 годѣ, а в Петербургѣ, у Казанскаго Собора, хранителя трофеев достопамятной отечественной войны, воздвигаются монументы двумъ мудрымъ полководцамъ — Кутузову и Барклаю дe Толи. Памятники приближаются к окончанію и вскорѣ мы будем говорить о них подробно и постараемся приложить очерки; почти всѣ полководцы Россіи уже удостоены монументов; остаются немногіе, но и к ним не будет равнодушна память благодарнаго потомства. Не одну военную славу чествует Россія; хотя нас и называют варварами, однако Ломоносов, Державин и Карамзин уже имѣют свои памятники в мѣстах рожденія: Архангельскѣ, Казани и Симбирскѣ; а на монумент Шиллера еще собирается подписка; о памятникѣ Бетховену идет спор и т. д. и т. д. Мы пробѣжали памятью по улицам Петербурга; не увѣрены, с точностью ли она исчислила всѣ зданія, принадлежащія къ послѣдним двѣнадцати годам; вольно, чтобы дать понятіе об огромности предположеній Правительства. <…> (Художественная газета. 1837. №3. С.41-42)

Свадебная контора

В Парижѣ недавно открыта новая свадебная Контора (bureau de marriage) для иностранцев; в оной будут сватать Французов за Англичанок и на оборот. Директор Конторы имѣет корреспондента в Лондонѣ, который посылает в Париж каждую недѣлю реэстр Альбiонских красавиц, с кратким описанiем их наружности, и с подробным их приданого. Говорят, что весьма любопытно побывать в этой Конторѣ; особенно в отдѣленiи невест; — стѣны в оном украшены сотнею прелѣстных женских портретов, хотя оригиналы их не всѣ хороши, в натурѣ; но всѣ они имѣют главное для брачного союза достоинство – деньги! (Бабочка. 1829. №36. С.142)

СНЕГОРАЗГРЕБАЛЬНЫЙ ТРЕХУГОЛЬНИК

Из Варшавы увѣдомляют, что тамошній Архитектор Станислав Гофман изобрѣл машину, посредством которой без всякаго труда можно очищать улицы от снѣга. Желаемъ щастливаго успѣха! Но желали бы вмѣстѣ с тѣм знать строеніе самой машины. Что может быть особенно простѣе Финляндских досочных трехугольников, коими чистят большія дороги? К сожалѣнію, у нас не умѣли возпользоваться сею простою машиною, а хотя и заведены были по нѣкоторым дорогам снѣгоразгребальные трехугольники, однако же в таком видѣ, при котором и без снѣгу их таскать не только человѣческою, но даже и лошадиною силою почти не возможно. Кто не видал сих забавных подражаній Финляндскому легкому орудію, коим удобно владѣет один или много что два человѣка, перенося его при том на плечах своих, тот может еще полюбоваться ими на Петергофской дорогѣ. (Северный Муравей. Внутренние известия. 1830. №7. С. 50-51.)

водоплавки

Коллежскiй Ассесор Скипор и С. Петербургскiй 3 гильдiи купец Рюкерт получили десятилѣтнюю привилегiю на изобрѣтенные первым плавательные снаряды, под названием водоплавок.

В представленном Скипером и Рюкертом описанiи изъяснено: Снаряд №1-й составлен из пластинной резины, на подобiе обыкновенных перчаток, с перепонкою между пальцами из того же вещества; он надевается на руку скоро и удобно с помощiю двух застежек, и при возможном разширенiи пальцев, представляет вид утиных, или гусиных лап. Примененiе сих послѣдних к человеку, очевидно удвоивая площадь обнаженной ладони, представляет тѣм самым вдвое сильнѣйший упор рук на массу воды, и слѣдовательно вѣрнейшiй способ для плавающего к быстрому и легкому всплыванiю на поверхность. Принимая во вниманiе значительный объем сих водоплавок, легко понять, что человѣк с помощiю оных, загребая так сказать руками, может быстро подвигаться вперед, даже противу сильнаго теченiя рѣки; равным образом, в случаѣ надобности, при легком, но правильном движенiи рук, нырнуть на дно и в одно мгновенiе подняться на верх. – Снаряд этот, по извѣстному свойству резины, не имѣет ни одного шва в своих частях, и составляет одно цѣлое. – Снаряд №2 заключает в себѣ устройство и вид тѣх же перчаток, но с тою разницею, что четыре пальца каждой руки, за исключенiем большаго перста, дѣлаются длиннѣе, посредством металлических на оные накладок, которыя будучи прочно соединены с резиною, образуют, при разширенных пальцах, гораздо большую площадь рук, нежели в снарядѣ №1; почему человѣк с этим уже усиленным пособiем может смѣло, не снимая с себя даже одежды, броситься в воду, и плыть посредством одной руки, а другою подать помощь утопающему. Достоинство и сила обоих сих аппаратов, по объясненiю просителей, доказаны опытами. Способ употребленiя сих аппаратов, состоит в том только, что для удержанiя себя на поверхности воды слѣдует разширять пальцы врознь при давленiи руками на массу оной, и сжимать их, опуская кисти рук, когда нужно вынимать оныя из воды. (С.В.) (Санкт-Петербургские ведомости. 1847. №130. С.1)

НОВОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ

   Надо сказать правду: на погребальных торжествах до сих пор скука была смертная. Не танцевать же под похоронный марш, а на похоронном обеде не пить же за здравие покойника. Итак, лейпцигский пиротехник Вагнер оказал истинную услугу живым, объявив о своем изобретении  «знаменующем, новую эпоху». Изобретение это — так-называемые траурные фейерверки, особенно пригодные для употребления днем, на погребальных торжествах. Заключается дело в следующем. Вагнер изобрел такой химический состав, который, будучи зажжен, испускает густой, черный, но скоро улетучивающейся дым, а будучи поднят на воздух при помощи пороха —  производит те же самые явления днем сплошными черными массами, какие ночью производят огни. Испытано уже множество комбинаций, так что в лаборатории Вагнера можно получить ракеты, снопы, колеса и пр.. Нет недостатка также и в цветных звездах, которые на черном фоне выходят весьма красиво. Уверяют, что большой, сложный фейерверк этого рода производит впечатление мрачно-величественное, вполне соответствующее характеру погребального торжества, — тогда как отдельные или следующая одна за другою группы, хотя и нравятся, но много теряют эффекта, потому что днем, когда столько предметов отвлекают взоры и внимание, могут действовать только массовые эффекты. Зато действие получается потрясающее. Прочитав подробное описание этого оригинального изобретения в лейпцигском техническом листке, пражский пиротехник г. Губер, с несколькими группами из Вагнеровой лаборатории, сделал опыт в присутствии специалистов и результат превзошел все ожидания; особенно понравились ракеты крупного калибра, которые высоко на воздухе рассыпаются черными гроздьями или кистями. (Нива. 1870. №37).

 

Предсказания халдейского астролога на 1869 год

— Наступившiй год будет имѣть ту особенность, что для одних он будет очень короток, а для других — очень длинен.

— Ссориться между собою будут только друзья, знакомые и родные; враги же, при людях, будут привѣтливо пожимать друг другу руки.

— Женщины добьются наконец своей равноправности с мущинами, и мущины будут смотрѣть на них как на равных себѣ, отбросив перед ними всякую вѣжливость и предупредительность.

— Дичь будет нипочем, в особенности утки, потому что их много выведется в редакциях политических газет.

— Число докторов значительно уменьшится, потому что они начнут лѣчить друг друга.

— В Немецком клубѣ голосистые нѣмцы будут хлопотать о безголосости русских.

—  Появятся кометы не только с хвостами, но еще с прихвостниками.

— Из всѣх члѣнов человѣческаго тѣла будет болѣе других терпѣть нос: его будут натягивать, и наклеивать, и отмораживать, и совать куда не слѣдует.

— Будут отливаться пули, не поражающiе, но перелѣтающiе на громадное расстоянiе.

— В общественной жизни замѣтнѣе всего будет движенiе — ног.

Предсказанiя частныя

— Слово якобы будет отличаться удивительною назойливостью и, помимо воли сочинителей, вкрадываться в статьи «Московских Вѣдомостей», о чем послѣднiя будут всегда оговариваться. (Развлечение. Т. XXI. №1. 1869. С. 2-3). 

Локомотив Томпсона для обыкновенных дорог.

В собранiи британской ассоцiацiи в Норвичѣ профессор Эчер сообщил о замѣчательных результатах, достигнутых Томпсоном, в устройстве локомотивов для передвиженiя больших тяжестей по обыкновенным дорогам. Сколько помнится, года 4 назад, у нас поговаривали об устройствѣ правильного локомотивнаго движенiя по шоссе от Острова в Кiев; дѣлались в этом же отношенiи опыты в Варшавѣ, но предприниматели не пришли ни к каким, выгодным на практикѣ, результатам.

Существенный недостаток этого новаго способа передвиженiя состоял в том, что тяжолый локомотив сильно портил дорогу своими массивными металическими колесами, истирая щебень и образуя выбоины, в особенности в тѣх случаях, когда на пути попадались под колеса отдѣльно лежащiе камни, куски дерева и другiе подобные предметы. От этих же причин страдали и самыя колеса локомотива. В окончательном результатѣ получалась дороговизна содержанiя дорог и ремонта машин. Томпсону удалось устранить этот существенный недостаток, употребляя на колесные бандажи (шины) своих локомотивов такой матерiал, который, с перваго взгляда, кажется не совсем соотвѣтствующим цѣли, именно, обручи из вулканизированнаго каучука, шириною в 12 и толщиною в 5 дюймов. Этот мягкiй и упругiй матерiал оказался, однакож, на дѣлѣ не только способным выдерживать с успѣхом большую тяжесть локомотива, но и без ущерба для прочности бандажей, машина может двигаться по неукатанному шоссе и, вообще, по острым камням. Она не вязнет на мягкой дорогѣ, не раздавливает камней, попадающихся даже и на хорошо укатанных шоссе; словом, бандажи совершенно уподобляются широким и мягким ступням слона и верблюда.<…>

В Шотландском городѣ Лейтѣ были сдѣланы опыты передвиженiя этого уличнаго локомотива по нескошенному лугу и по вспаханному полю. Опыты эти были замѣчательно удачны. На травѣ не осталось слѣда, а полосы на полѣ, образовавшiяся от колес локомотива, были так слабо укатаны ими, что обыкновенная трость для прогулок входила в землю на большую глубину без особых усилiй. Столь же удачны были опыты ввоза большаго омнибуса с пасажирами на гору. Не смотря на крутой подъем в 1/20 и неровности дороги, локомотив исполнил эту работу совершенно легко.

При ѣздѣ на уличном локомотивѣ не испытывается никаких толчков; кажется, как будто ѣдешь по густой травѣ. Каучуковые бандажи так крѣпки, что, не смотря на продолжительное употребленiе, имѣют вид на поверхности такой, словно они только-что выпущены из фабрики. <…> (Всемирная иллюстрация. 1870. №84. С.556-557). 

ЭЛЕКТРИЧЕСКІЕ ЧАСЫ

  Нынѣ примѣнили электричество не только для передачи извѣстій на извѣстное разстояніе, но и для измѣренія времени, то есть для хода часов. Г. Пейро, часовщік в Сен-Этьенѣ выставил на окнѣ своего магазина электро-магнитные часы, привлекающіе толпу любопытных. Многие свѣдущіе люди видѣли этот новый снаряд и отзываются о нем с чрезвычайною похвалою. Такого рода часы неоцѣненны для больших общественных заведеній, как-то: желѣзных дорог, гостинниц, учебных заведенiй и т. п., потому-что помощью их можно передать проволокою время куда угодно и притом с чрезвычайною точностью. Стоит учредить только одни часы и показаніе на них времени будет повторяться на произвольном числѣ циферблатов, поставленных гдѣ угодно, но только сообщенных проволоками с центральным прибором. Одних таких центральных часов довольно для цѣлаго города, если сообщить их с сотнями или тысячами циферблатов с стрѣлками, устроенных на улицах и в домах: вездѣ стрѣлки будут показывать тоже самое число часов, минут и секунд, как и центральные часы.

Что станется послѣ этого с часовыми мастерами, спросят нѣкоторые ? Не безпокойтесь: им будет все-таки довольно работы, особенно, если они примутся за примѣненіе своего искусства к устройству электрических времяуказателей. (Библиотека для чтения. 1851. Т.107. С.13)